Наследство последнего императора-3. Ледяной ад

1. Новосильцева. На пути в Ледяной ад

Так выглядела Евдокия Новосильцева в 1918 году

СОЛДАТСКИЕ руки подхватили Новосильцеву. Она ощутила под ягодицами чужие ладони, широкие, как садовые лопаты, и взмыла вверх, почувствовав себя пушинкой. Под смех и шуточки легионеры усадили её около двери на пол, застеленный свежим сеном и зеленым камышом.

– Вот уж спасибо, братцы! Спасибо, солдатики родные! – она улыбалась сразу всем.

В ней вспыхнул радостный миг давно забытого чувства защищённости. Торопливо Новосильцева отодвинулась от двери, открывая пространство для комиссара Яковлева и матроса Гончарюка – поезд резко увеличил ход.

Мгновение радости сменилось ужасом, когда бородатый чех ударил прикладом винчестера по пальцам матроса, ухватившегося за дверной порог теплушки.

Она онемела и оглохла, когда в вагон попытался запрыгнуть комиссар Яковлев, но получил по рукам такой же удар жёлто сверкнувшим прикладом. И тот же бородач ударом сапога в грудь вышиб комиссара в мундире офицера Соединенного Королевства из вагона под откос.

Новосильцева метнулась ко входу, её оттащили. Худой высокий легионер одним сильным движением закрыл дверь и защёлкнул её на задвижку.

Освободившись, Новосильцева снова рванулась к двери, прижалась к ней спиной и охватила взглядом теплушку.

У стены напротив – огромный кожаный диван, круглый стол и несколько табуреток; слева два мотоцикла прибиты рейками к боковой стенке; гора чемоданов в правом дальнем углу; тюки мехов, перевязанных верёвками, уложены до самого потолка, пальма в кадке...

Перед ней смеялись, кричали, хохотали четверо легионеров – сверкали зубами, брызгали в лицо слюной. Один высунул язык, желтый от табачного налёта, и, как змея, то быстро прятал его, то высовывал.

Новосильцева отметила и пятого солдата в дальнем углу – бледного, ошалело глядевшего на неё. Он поймал взгляд Новосильцевой и отвернулся.

Впрочем, через две-три секунды она пришла в себя. Весело и даже игриво улыбнулась солдатам и, подмигнув, спросила:

– Proč jste nevpustili mé přátele? Jak jsem teď bez nich?[1]

Вагон снова взорвался хохотом и криками:

– А мы ещё лучше!

– Смотри-ка, Марушка по-нашему умеет! Так ты не англичанка?

– Красная шпионка она! Большевичка. Из чека.

– Может, ты ещё и чешка?

– Чешка – да! – с вызовом сверкнула глазами Новосильцева. – Из Вены. Не нравится?

– Ещё как нравится! – заверил легионер с фурункулом на шее. – Венские девки самые горячие! Как французские булки только что из печки. Мадьярки рядом с чешками – снежные бабы. Что скажешь, Пепичек? Ты вроде тоже из Вены?

– Точно, – показал в бороде желтые зубы Пепичек. – Ну-ка, Марушка, чему тебя Вена научила? А тебя знаю, ты не англичанка. Ты в Грабене[2] клиентов ловишь. Точно, она с Грабена! Я её там часто видел, – пояснил он остальным.

– Земляк? – обрадовалась Новосильцева. – Как хорошо! Тольк