Из переписки с академиком В. В. Алексеевым


31 октября 2015 г. Глубокоуважаемый Николай Георгиевич!

К Вам обращается академик Российской Академии наук Алексеев Вениамин Васильевич, который занимается проблемой предполагаемых царских останков со времени работы правительственной комиссии по данному вопросу. В Вашей книге «Наследство последнего императора» я обнаружил много литературных пассажей, которые, с моей точки зрения, базируются на документальном историческом материале. Я хотел бы установить с Вами творческий контакт и в преддверии новых решений по данному вопросу обозначить нашу позицию.

С уважением, В.В. Алексеев.

13 января 2016 г.

Многоуважаемый Вениамин Васильевич!

Пишет Н.Г. Волынский из Петрограда, автор книги «Наследство последнего императора». Прошу меня простить великодушно за столь запоздалый ответ на Ваше письмо. Оно дошло до меня вот только что: у меня не было доступа к тому почтовому адресу, на который Вы написали. Так что, возможно, несколько поздновато отвечать на Ваши вопросы, но все-таки я кое-что скажу. Мне, конечно, приятно было узнать, что Вы прочитали мою книгу и отметили, что я, действительно, старался даже в мелочах опираться на документы, свидетельства, улики, причем, многое требовало перекрестной проверки; по некоторым эпизодам ясности полной так и нет; тут я позволял себе опираться на интуицию и давал себе право художественного домысла (не вымысла), наверное, точнее будет сказать – право на художественную реконструкцию (например, диалоги Николая Второго с комиссаром Яковлевым или полковником Кобылинским).

Что-то, наверное, показалось читателям убедительным. Мне писал из Риги внучатый племянник полковника Кобылинского, который заявил, что несколько раз перечитывал эпизоды с участием его двоюродного деда и пришел к выводу, что Евгений Степанович именно так мог в тех обстоятельствах говорить и поступать. Возможно, такая оценка из области преувеличений – так же, как и некоторые фразы из вступительной статьи А.И. Михайлова из ИРЛИ, который явно переоценил мою роль в истории. Но это я осознал не сразу. Трудно иногда возражать тому, кто говорит тебе комплименты… Но, так или иначе, в первую очередь, я опирался на Ваши работы, Вениамин Васильевич, то есть, они были в начале моего списка источников.

Приношу Вам огромную благодарность за ту помощь, которую Вы, того не зная, мне оказали. Вы сказали о предстоящем «событии», имея в виду, конечно, новый акт суеты вокруг т.н. екатеринбургских останков, очередных взломов царских гробниц в Петропавловке и обещания новых чудес «идентификации», которые снова нам подарят разные генетики. Если Вас интересует мое отношение к предстоящему событию и что я думаю на сей счет, то достаточно двух слов: недоумение и досада. И даже не потому, что еще несостоявшееся событие «отпиарено» в разных газетах деятелями типа С. Мироненко – пусть говорит, если хочется. Все равно более-менее здравомыслящие люди не верят ни единому его слову. Хуже всего, что в это сомнительное мероприятие ввязались деятели из РПЦ.

Поневоле думаешь, что некоторым товарищам из видных клириков, похоже, мало известности режиссерской и писательской, теперь решили рискнуть и, в стремлении поставить последнюю точку, оказаться в компании фальсификаторов. Видно, не понимая, в конце концов, в какую яму они лезут сами и куда тянут тех, кто им в этом деле доверился.

А самодовольство и самоуверенность тех, кто давно продолжает нас обманывать относительно «царских» останков, в эти месяцы достигли максимального градуса – до наглости. Возня вокруг костей несчастных людей, которым уже почти 100 лет нет покоя, приобретает зловещий и даже мистический характер. Видно, Кому-то там, свыше, надоела вся эта суета, и на некоторых инициаторов уже посыпались кадровые неприятности (протоиерей Чаплин). Может быть, это просто совпадения – дай Бог. Вернее, не дай. Мне уже не раз приходилось писать о проблеме в «Правде», где я работал, о смешных и даже диких эпизодах. Например, по личному приказу Собчака, питерский ЗАГС выписал свидетельства о смерти граждан из семьи Романовых. Вот такие.

Романов Николай Александрович: «Место рождения: Царское Село, прописка – неизвестно, место жительства – Зимний дворец, образование – неизвестно, профессия – неизвестно, место смерти – неизвестно…» И так о ка