9. Генерал Дидерикс. Пришел тот, кто нужен


Генерал М. К. Дидерикс.

[if gte vml 1]><v:shapetype id="_x0000_t75" coordsize="21600,21600" o:spt="75" o:preferrelative="t" path="m@4@5l@4@11@9@11@9@5xe" filled="f" stroked="f"> <v:stroke joinstyle="miter"></v:stroke> <v:formulas> <v:f eqn="if lineDrawn pixelLineWidth 0"></v:f> <v:f eqn="sum @0 1 0"></v:f> <v:f eqn="sum 0 0 @1"></v:f> <v:f eqn="prod @2 1 2"></v:f> <v:f eqn="prod @3 21600 pixelWidth"></v:f> <v:f eqn="prod @3 21600 pixelHeight"></v:f> <v:f eqn="sum @0 0 1"></v:f> <v:f eqn="prod @6 1 2"></v:f> <v:f eqn="prod @7 21600 pixelWidth"></v:f> <v:f eqn="sum @8 21600 0"></v:f> <v:f eqn="prod @7 21600 pixelHeight"></v:f> <v:f eqn="sum @10 21600 0"></v:f> </v:formulas> <v:path o:extrusionok="f" gradientshapeok="t" o:connecttype="rect"></v:path> <o:lock v:ext="edit" aspectratio="t"></o:lock> </v:shapetype><v:shape id="Изображение1" o:spid="_x0000_s1027" type="#_x0000_t75" style='position:absolute;left:0;text-align:left;margin-left:109pt; margin-top:5.85pt;width:288.75pt;height:223.5pt;z-index:251658240; visibility:visible;mso-wrap-style:square;mso-width-percent:0; mso-height-percent:0;mso-wrap-distance-left:9pt;mso-wrap-distance-top:0; mso-wrap-distance-right:9pt;mso-wrap-distance-bottom:0; mso-position-horizontal:absolute;mso-position-horizontal-relative:text; mso-position-vertical:absolute;mso-position-vertical-relative:text; mso-width-percent:0;mso-height-percent:0;mso-width-relative:margin; mso-height-relative:margin'> <v:imagedata src="file:///C:\TEMP\msohtmlclip1\01\clip_image001.jpg" o:title=""></v:imagedata> <w:wrap type="square"></w:wrap> </v:shape><![endif][if !vml][endif]

[if gte vml 1]><o:wrapblock><v:shapetype id="_x0000_t202" coordsize="21600,21600" o:spt="202" path="m,l,21600r21600,l21600,xe"> <v:stroke joinstyle="miter"></v:stroke> <v:path gradientshapeok="t" o:connecttype="rect"></v:path> </v:shapetype><v:shape id="Врезка1" o:spid="_x0000_s1026" type="#_x0000_t202" style='position:absolute;left:0;text-align:left;margin-left:0;margin-top:0; width:6.3pt;height:16.05pt;text-indent:0;z-index:251659264;visibility:visible; mso-wrap-style:square;mso-wrap-distance-left:9pt;mso-wrap-distance-top:0; mso-wrap-distance-right:9pt;mso-wrap-distance-bottom:0; mso-position-horizontal:absolute;mso-position-horizontal-relative:margin; mso-position-vertical:absolute;mso-position-vertical-relative:margin; v-text-anchor:top' o:gfxdata="UEsDBBQABgAIAAAAIQC75UiUBQEAAB4CAAATAAAAW0NvbnRlbnRfVHlwZXNdLnhtbKSRvU7DMBSF dyTewfKKEqcMCKEmHfgZgaE8wMW+SSwc27JvS/v23KTJgkoXFsu+P+c7Ol5vDoMTe0zZBl/LVVlJ gV4HY31Xy4/tS3EvRSbwBlzwWMsjZrlprq/W22PELHjb51r2RPFBqax7HCCXIaLnThvSAMTP1KkI +gs6VLdVdad08ISeCho1ZLN+whZ2jsTzgcsnJwldluLxNDiyagkxOquB2Knae/OLUsyEkjenmdzb mG/YhlRnCWPnb8C898bRJGtQvEOiVxjYhtLOxs8AySiT4JuDystlVV4WPeM6tK3VaILeDZxIOSsu ti/jidNGNZ3/J08yC1dNv9v8AAAA//8DAFBLAwQUAAYACAAAACEArTA/8cEAAAAyAQAACwAAAF9y ZWxzLy5yZWxzhI/NCsIwEITvgu8Q9m7TehCRpr2I4FX0AdZk2wbbJGTj39ubi6AgeJtl2G9m6vYx jeJGka13CqqiBEFOe2Ndr+B03C3WIDihMzh6RwqexNA281l9oBFTfuLBBhaZ4ljBkFLYSMl6oAm5 8IFcdjofJ0z5jL0MqC/Yk1yW5UrGTwY0X0yxNwri3lQgjs+Qk/+zfddZTVuvrxO59CNCmoj3vCwj MfaUFOjRhrPHaN4Wv0VV5OYgm1p+LW1eAAAA//8DAFBLAwQUAAYACAAAACEAEQoCGnsCAABVBQAA HwAAAGNsaXBib2FyZC9kcmF3aW5ncy9kcmF3aW5nMS54bWysVM1uEzEQviPxDpbv7W76A2HVTQUt rZBCiZL2ASZeb9aq115sZ5P0xDPwBDwCF4TEkScIb8TY622jIvUA5LAZe2a++ebPJ6frWpKWGyu0 yulgP6WEK6YLoRY5vbm+2BtSYh2oAqRWPKcbbunp6PmzE8gWBppKMIIIymaQ08q5JksSyypeg93X DVeoK7WpweHRLJLCwAqRa5kcpOmLpAah6OgB6hwckKURfwElNbvlxRmoFixCSpbt3kSOkv07MmSq vTTNrJkYz5xdtRNDRJFTrJyCGktEk6iIZnhMHnktHgDWpam9vS5Lss7pSyzMK4Ta5PTo2B86NL52 hKF6mKYD1DJUH6SHw8PjGKz68KQ7q94+BYD0Ohoo7FCzjSem2j9zHfS5bj//+rT9tv2+/bH9OrhP 3DsQt36jkXG4Dfn3MDaW7j9kfk8cssZYd8l1TbyQU8OZC6MF7di6rgW9SchKXwgpQ6ekenTh7c7B Vp2XV2OcnrVbz0JZfHrFxnvO8R/zxSXCuJU2d5SscDVyaj8uwXBK5Dtlw3y4XjC9MO8FUAxdc+oo 6cQzhyffal034MZq1uDwxmmQ1s3cRvJAP7DxBReq4AopxLnx1GzDXpcuShNnSQsyooSUOi2KsSVh pA1iSfD7b5Z70xvc/zts4xGOIrnlxr8Sx2kordVSFL6MIYBZzM8kliFESP3Pz4MPs2vGyxI707UE MglOKOI2DS+B4epci5pbcsVXZKprUHH2YcfiPRIDGSfN7ijGYs4NwmlFZtyIMgbHZDw7N/r5xXPB WuAXr3zO4fvQx6Xls2aK7DraXaM9f2/46EEJrvEB9K/W7nn0GwAA//8DAFBLAwQUAAYACAAAACEA qdMHKP0GAABqHAAAGgAAAGNsaXBib2FyZC90aGVtZS90aGVtZTEueG1s7FlPb9xEFL8j8R1GvrfZ /81G3VTZzW4DbUqU3Rb1OGvP2iZjjzUzm3RvVXpEAiEK4kAlOHFAQKRW4tJ+h/QzBIqgSP0KvJmx vZ6sQ9I2ggqaQ9Z+/s37/978u3zlTkTRLuEiZHHHqV6sOIjELvPC2O84N0eDC8sOEhLHHqYsJh1n RoRzZfXddy7jFZeGyZhh7o0CEhEEjGKxgjtOIGWysrQkXCBjcZElJIZvE8YjLOGV+0sex3sgIKJL tUqltRThMHZWgaNUjPoU/sVSKIJL+VCxISjGEUg//Pbp/uHB4ZPDR4cHT+/C8xP4/VSP9XaqaoSY iR7laBfTjgMyPLY3InekgygWEj50nFqjUqk1nKXVy0t4JR1E5QljC+P61cGgX03HpQO8nZqWyf1x LrQ6aLQvref8NYDKRVy/3+8V+GkAdl2w3OhS5NkYLFe7Gc8CyDwu8u5VmpWGjS/wry/o3O52u812 qrNhqkHmsbGAX660Gms1C69BBt9cwDe6a71ey8JrkMG3FvCDS+1Ww8ZrUEDDeGcBXYG/wSDlnkMm jG6UwpcBvlxJ4XMUZEOebUrEhMXyrLkX4Y8YH8AANZBiGcZIzhIywS7kbA9HYx5iJRCvEFz4Ykiu WCAp2Ui4PExkx3k/wbFTgLx4/MOLxw/R0f6jo/2fj+7dO9r/yTCyRm3g2C+Oev7dZ38+uIv+ePjN 8/tflONFEf/rjx//8uTzciCU09y8Z18e/Pbo4NlXn/z+/f0S+BrH4yJ8FEZEoBtkD22zCAzTXrE1 J2P+ciNGAQ6LI9ZiX+AYKykl/PsysNA3Zpim0bH06BLbg7c4tJMy4NXpR5bCw4BPZVgi+VoQWcBN xmiX8VIvXFOyCm4eTWO/XDifFnHbGO+Wye7h2Ipvf5pAX83S0jK8FxBLzS2KY4l9EhOJ1De2Q0iJ dbfD0PLrZuhyJthEotsh6uKw1CWjcGxl03zQRhhBXGZlNkO8Ld9s3kJdRsusXie7NhKqAtMS5UeE Wm68iqcSR2UsRziiRYdfxzIoU3I4424R1xcSIu0TylDfI0KUjfmAg72FoF/D0MFKw75JZ5GN5DLc KeN5HTNWRK6znV6Ao6QMOwzjoIh9T+xAimK0xWQZfJPZFaLeIQ44PjHct0Jihfv0bnAz9C2V5gmi vkx5SSyvEmbl73BGJ5joVgNN3urVURj/XeOmIXRuI+H8Gje0ymdfPyjR+01t2Wswe5XVzMaxRn0S 7nh77jHuhW9+d17H03iLQEEsTlFvm/Pb5uz855vzSfV8/i153oWhQau1iFl462V4dOZV+CSkdChn lFwXeiEuYC7yBkBUfPRulOS7tCSAR1XZINDC+RzrMYgz+WEog2GAE1jEVx3FxBcpa1+ghImOU9Hk Ut4KDxsBabaiTbVJMZ1EYLnJPEOuK3K2F8nZaK18vQHOBNUVg7MKq19KmYJtryKsqpQ6s7SqVk03 SUtabrJysd7Eg8tz04CYexMWOQiWRuDlFpwHKNGw+cGUeMrvJkZZWHQUzjNEIsAeSWOk7F6MUVUH KcuVBUOUHSYZ1MbyFK8VpLUV29eQdpYgFcXBsUepuCx6rxOlLIPnUQJux8uRxsXipDHa6zjtZq3p IBcnHWcC+2Z4jBKIulDrSkx9OJFyJTdpf2ox6yqfR7OdGWYXQRWORowjFgy2+kDChVzHIjCpoT+l KUBjJcnoX2uCW8/LgJJudDYt6suQDP+aFuBHO7RkMiGuLAa7QFG+M69pK2VTSfgw8PbQmE75Nobw q1QFe7xQwPGH7gjqBc7ulLf1J7s5p0VXPDHTOEPHNAlw2m5ViWaVbOC6IeU66LeCemBbqe7auJc3 RZf8OZlSTOP/mSlqPoHTiLqnIuDCwTDHSFVKx2FcBgy6UBKE7oDDQkL3DsgWOP+Fz5BUcIqtfznZ Vb+m5gwPXdawqZTboY94CPORDDghW9CWdPadwqyazl2GJU0Z6YwqqCsSo/aY7BI6Uj2wpeZ2BwWQ 6rqbpG1A447nn/2eVtDYV4ucYr1ZnSyfe00N/NMrH1PMYJTdh/WCJvN/rmK+PJjPqma8Hp7NvUVD 1If5MquRVQUIK0wF7bTsX1GFl5xqTcdasLjWzJSDKC5aDMR8QZTAmRJS/2D+C7lLiU5jNaGO2Db0 VgSXG4oZpA1k9QWz8ECqQRriGBZOhmiSSbEyrk2XTspr2WR9zivdXO4xZyvNzhLvl3R2vjizxVm1 eJ7OTj1s+drQTnQ1RPZ4iQJpkm1sdGDKbr42cYLGfrXjwG0TBPoOPMF9lQO0mqLVFA2e4BIKFkvm 5qjjpA8ZBb4bSo6pZ5R6hmlklEZGaWYUWJyldzQZpQWdSl2rwDWf+nFQdoMCK7j0xiVrqtb14Opf AAAA//8DAFBLAwQUAAYACAAAACEAnGZGQbsAAAAkAQAAKgAAAGNsaXBib2FyZC9kcmF3aW5ncy9f cmVscy9kcmF3aW5nMS54bWwucmVsc4SPzQrCMBCE74LvEPZu0noQkSa9iNCr1AcIyTYtNj8kUezb G+hFQfCyMLPsN7NN+7IzeWJMk3ccaloBQae8npzhcOsvuyOQlKXTcvYOOSyYoBXbTXPFWeZylMYp JFIoLnEYcw4nxpIa0cpEfUBXNoOPVuYio2FBqrs0yPZVdWDxkwHii0k6zSF2ugbSL6Ek/2f7YZgU nr16WHT5RwTLpRcWoIwGMwdKV2edNS1dgYmGff0m3gAAAP//AwBQSwECLQAUAAYACAAAACEAu+VI lAUBAAAeAgAAEwAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAAW0NvbnRlbnRfVHlwZXNdLnhtbFBLAQItABQABgAI AAAAIQCtMD/xwQAAADIBAAALAAAAAAAAAAAAAAAAADYBAABfcmVscy8ucmVsc1BLAQItABQABgAI AAAAIQARCgIaewIAAFUFAAAfAAAAAAAAAAAAAAAAACACAABjbGlwYm9hcmQvZHJhd2luZ3MvZHJh d2luZzEueG1sUEsBAi0AFAAGAAgAAAAhAKnTByj9BgAAahwAABoAAAAAAAAAAAAAAAAA2AQAAGNs aXBib2FyZC90aGVtZS90aGVtZTEueG1sUEsBAi0AFAAGAAgAAAAhAJxmRkG7AAAAJAEAACoAAAAA AAAAAAAAAAAADQwAAGNsaXBib2FyZC9kcmF3aW5ncy9fcmVscy9kcmF3aW5nMS54bWwucmVsc1BL BQYAAAAABQAFAGcBAAAQDQAAAAA= " filled="f" stroked="f"> <v:textbox inset="0,0,0,0"> <![if !mso]> <table cellpadding=0 cellspacing=0 width="100%"> <tr> <td><![endif]> <div> <p class=Standarduser style='text-indent:0cm'><o:p> </o:p></p> </div> <![if !mso]></td> </tr> </table> <![endif]></v:textbox> <w:wrap type="topAndBottom" anchorx="margin" anchory="margin"></w:wrap> </v:shape><![endif][if !vml][endif][if gte vml 1]></o:wrapblock><![endif]

– ВАШЕ высокопревосходительство, – с жаром твердил следователь Сергеев генералу Дидериксу. – Головой ручаюсь: господин Соколов – в высшей степени благонадежный, лояльный гражданин, готовый жизнь положить на алтарь борьбы с большевиками!..

– В самом деле? – усмехнулся генерал. – Сколько таких на свете, уважаемый Иван Александрович, которые с алтарями подмышкой предали белое дело и перебежали к большевикам! Бывшие чиновники, офицеры и даже генералы. И судейские тоже.

– Я знаю Соколова много лет, еще с университета, и готов любые гарантии дать в том…

– Призываю вас не суетиться, Иван Александрович, – охладил его генерал. – В этом мире никто никого не знает. Даже себя самого. Что уж о других. Отец против сына, брат против брата, муж против жены… Таково время. А вы за кого-то ручаться беретесь.

Сергеев замолчал, умоляюще глядя на смуглое, блестящее от лосьона лицо генерала.

– И все же настоятельно прошу вас, Михаил Константинович! Найдите минутку, шестьдесят секунд… Хотя бы поговорите с Соколовым. Просто посмотрите на него. Вы опытный военный, умудренный жизнью человек, прекрасный психолог. По моим наблюдениям, тонко разбираетесь в людях…

– Ба, ба! – предостерегающе поднял руку генерал. – А вот этого я не люблю – столь откровенной лести. И не столь откровенной тоже терпеть не могу.

– О чем вы, Михаил Константинович! Ведь не на тур вальса вас приглашаю. Да и на кого надеяться, если не на вас? Только представьте себе: Соколов бежал от красных пешком! Из Пензы! Прошел несколько сотен верст, повергая себя страшному риску. Зачем? Да затем, что их власть он категорически не принимает, можно сказать, ненавидит. Ему и Ленин, и Троцкий – личные враги. Соколов не слабодушный интеллигент. Он человек твердый и решительный.

– Охотно верю. Вражеская агентура набирается из сильных людей, слабым в разведке делать нечего.

– Послушать вас, так никому доверять нельзя, – с грустью произнес Сергеев.

– Вы правы. Никому! Слишком велика цена ошибки. Это тот случай, когда лучше казнить десять невиновных, чем упустить одного виновного. Жестоко? Так ведь не я, и не адмирал Колчак, и даже не полковник Зайчек эти правила устанавливают – война устанавливает.

– Да-да, – сбавил тон Сергеев. – Скажу одно: очень жаль было бы потерять прекрасного специалиста и просто порядочного человека.

– Зайчек разберется.

– О, ваше высокопревосходительство… – печально произнес Сергеев. – Скажу от души – не верю я Зайчеку с его зверствами. И не только я. Даже среди обывателей давно поселился страх перед контрразведкой. Он иностранец, да еще с садистическими чертами в характере. Что он там творит в своих застенках, полагаю, даже вы не все знаете.

– Ну, зачем же так? – мягко упрекнул следователя Дидерикс. – Зайчек делает свое дело, исполняет воинский долг. Иногда чересчур ретиво – в этом я могу с вами согласиться. Хуже, если бы наоборот. Тем не менее…

Дидерикс вызвал адъютанта.

– Арестованный Соколов уже в контрразведке?

– Никак нет, ваше превосходительство. Ваш приказ – ждать вашего особого… приказа!

– Сюда его.

Ввели Соколова – руки за спиной, взгляд в землю. На секунду поднял голову, глянул на Сергеева, коротко кивнул.

– Прошу садиться, Николай Алексеевич, – самым любезным тоном произнес Дидерикс. – Сюда, поближе. Я уже знаю, что вы не красный шпион и не партизан.

Соколов сверкнул единственным глазом на генерала, опустил руки, медленно приблизился и сел рядом с генеральским столом.

– Как ваше самочувствие?

– Вы меня арестовали, чтобы справиться о моем здоровье? – мрачно осведомился следователь.

– За этим тоже, – невозмутимо подтвердил генерал. – Мы здесь хорошо побеседовали с господином Сергеевым. О разных вещах. И о людях тоже. Знакомых и незнакомых.

Он пристально посмотрел на Сергеева.

– А теперь, Иван Александрович, мне хотелось бы поговорить с Николаем Алексеевичем. По душам, если он не будет возражать.

– Да-да, – вскочил Сергеев. – Так я надеюсь, ваше высокопревосходительство?

– Кто же вам может запретить? Надежда умирает последней – так, кажется, в книгах пишут?

– Так-с, господин Соколов, – посерьезнел генерал, когда закрылась дверь за Сергеевым. – А теперь расскажите мне всю вашу одиссею…

Когда Соколов закончил, Дидерикс поразмыслил и спросил:

– Вы знаете, чем занят ваш коллега Сергеев?

– Вкратце. С его слов.

– Как, по-вашему, Сергеев хороший следователь?

– Не мне давать оценки коллеге. Корпоративная этика не разрешает, знаете ли. Но все же скажу: далеко не худший.

– Сергеев – выкрест, вам известно?

– До сих пор я не думал, что этот факт имеет отношение к следствию.

– Ах вот как! До сих пор не думали… А теперь?

Соколов, опустив голову, рассматривал свои руки и сопел.

Не дождавшись ответа, генерал Дидерикс спросил:

– Что же все-таки вас сюда привело? Как вы решились на такие испытания, на смертельный риск? Должны быть серьезные причины. Глубинные, не лежащие на поверхности.

Соколов продолжал молчать, беззвучно шевеля потрескавшимися губами.

– Затрудняетесь сказать?

Подняв взгляд на генерала, Соколов кивнул:

– Да, несколько затрудняюсь… Как бы покороче и яснее… Видите ли, меня очень сильно поразила трагедия государя и его семьи. Настолько на меня подействовала, что я ощутил: отныне моя судьба какими-то, внезапно возникшими, связями соединилась с их судьбой. Какая-то сила подняла меня с места и привела сюда.

Он смутился, стал шарить по карманам, вытащил грязный носовой платок и высморкался. Потом несмело посмотрел на Дидерикса.

– Смешно? Да, я понимаю, смешно выгляжу со стороны. Но… Вы меня спросили – я ответил. А теперь можете спокойно меня отправлять в тюрьму. Или в сумасшедший дом.

Но глаза генерала искрились, он слушал с большим интересом.

– В сумасшедший дом? – неожиданно улыбнулся он. – Не стоит труда. Мы и так все в сумасшедшем доме. Вышли за дверь – и сразу попали, куда хотели.

– Я не сказал, что хочу.

– А что же?

– Скажите, генерал, – несмело спросил Соколов. – Вам приходилось читать книгу Нилуса «Протоколы сионских мудрецов»?

Наклонив голову в одну сторону, потом в другую, генерал сказал – то ли в упрек, то ли с одобрением:

– Вот, оказывается, какой литературой вы интересуетесь!

– Жизнь заставляет.

– Жизнь… А вам известно, что есть немало авторитетных исследователей, экспертов, журналистов, которые считают, что книга Сергея Нилуса о «Протоколах», точнее, о так называемой тайной власти всемирного еврейства – фальшивка. Сочинил всё Нилус! Или стал жертвой обмана. Вот, например, господин Бурцев, известная столичная штучка, разоблачитель профессиональный… Он, кстати, и террориста Азефа разоблачил. Раскрыл, что Азеф возглавлял боевую группу эсеров и одновременно служил агентом охранки. За деньги. И не ошибся. Хотя Бурцеву никто не верил поначалу, даже самые ярые противники эсеров. Так вот именно Бурцев утверждает, что «Протоколы» – чушь, выдумка жидоедов от начала до конца.

– Бурцева не читал. Но на каком основании он так утверждает?

– Да на самом простом: нет реальных и прямых доказательств. Никто никогда не видел оригиналов сих протоколов своими глазами, никто никогда не присутствовал на тайных заседаниях пресловутых сионских мудрецов, где они якобы составляют свои страшные планы по закабалению всего мира, – Дидерикс испытывающе смотрел на следователя, точнее, в его одинокий глаз, но ничего там не мог прочесть.

– Я тоже такое слышал. Но было бы еще удивительнее, если бы такие доказательства, прямые, нашлись. Не такие уж они дураки, чтобы оставлять следы, – возразил Соколов.

Генерал хмыкнул, но Соколов не понял, одобрил его генерал или нет.

– Тогда, простите меня, Николай Алексеевич, вообще глупость получается. Неразрешимое противоречие. Если сионистские мудрецы настолько аккуратны, что никогда нигде не оставляют следов, то как же об их таинственных планах, надежно скрытых от всего мира, узнал Нилус? И почему только он? Правда, тут может возникнуть и такой вопрос: а, может быть, Сергей Нилус сам из их числа? И сам тайный агент мирового жидомасонства. И книгу выпустил специально – чтобы ее опровергли! И раз и навсегда усвоили: раз автор врет, значит, никаких сионских мудрецов нет на свете. И не было. Тем паче их протоколов. Допускаете? Такой вот двойной след. Это я уже в поддержку вашей версии.

– Если позволите, скажу прямо: ход ваших мыслей, генерал, ясен и убедителен, – сказал Соколов. – Вы рассуждаете согласно Аристотелевой логике. Но тут надо смотреть несколько глубже и в другую сторону. Смотреть на практику мирового еврейства, точнее, его тайных вождей. Именно в ней, в практике, и лежат доказательства. Вот вам аналогия: мы с вами сейчас, сидя здесь, не имеем наглядных доказательств, что пчелы способны осуществлять сложнейшие и неповторимые процессы органической химии, чтобы какие-то микроскопические капельки цветочного нектара превращать в ценный и уникальный продукт. Но на практике давно убедились, что они все-таки мёд производят, причем многие тысячелетия.

– Та же логика, господин Соколов, утверждает: аналогия – не доказательство. И все же, какую конкретно практику, саморазоблачительную, сионских мудрецов вы имеете в виду?

– Больше ста лет назад жидомасоны поставили перед собой цель: уничтожить крупнейшие европейские монархии. Начали с Франции. Успешно. Но им было мало просто отрубить голову Людовику Шестнадцатому. Им нужен был ритуал, чтобы показать миру, кто в нем настоящий хозяин. Казнь монарха должна быть скреплена жертвоприношением гения. С этой целью был казнен гениальный французский химик Лавуазье – без всякого, даже формального повода, без причины. Исключительно для демонстрации. Словно скрепили дело печатью.

– А разве Робеспьер и вся его банда были евреями? Какое они имеют отношение к сионским мудрецам? – усомнился Дидерикс. – Обычные французы. Только чуточку кровожаднее других своих соотечественников.

– Вы правы, ни Робеспьер, ни Марат к еврейству отношения не имели. Масоны, которые ведут историю происхождения своего тайного ордена от общины храма, построенного царем Соломоном, использовали французских революционеров, потом русских, втемную. Теперь смотрим…

– Минутку, господин следователь, – перебил Дидерикс. – Что-то я перестал вас понимать… Масоны – это мне ясно. Но при чем здесь сионские мудрецы? У масонов своя свадьба, у мудрецов – своя. Поясните.

– Это не трудно. По моим сведениям, хоть и скудным, синедрион сионских мудрецов – структура интегральная. Господа господ. Именно в их подчинении все масонские ложи мира. Разумеется, управляют мудрецы масонами с максимальной конспирацией.

– М-м-м, может быть, и так. Но звучит, скажу откровенно, не очень убедительно.

– Со временем сведений о тайных отношениях синедриона и масонов будет все больше, а тумана вокруг них всё меньше, – заверил Соколов.

– Значит, пока мимо цели ваш выстрел... Рядом, но все-таки мимо. Когда же вы ждете рассеивание тумана? – не скрывая иронии спросил Дидерикс.

– В любой момент. Завтра. Или через сто лет.

– Вы собираетесь столько прожить? – с ироническим уважением поинтересовался Дидерикс.

– Сколько проживу – не знаю. И знать не хочу. Это в компетенции совсем других сил. Но позвольте продолжить.

– Извольте.

– Теперь смотрим ближе к нашей эпохе. Вы, генерал, конечно, слышали о таком чрезвычайно богатом и влиятельном американском банкире, как Якоб Шифф. Один из вождей мирового масонства. У меня есть немало оснований полагать, что Шифф – один из тех таинственных сионских мудрецов, в существование которых вы не верите…

– Это вы так сказали, любезный Николай Алексеевич! Я не апостол Фома, а обычный скептик. С детства. А что до Якоба Шиффа… Кто же не знает этого воротилу. Мало того, скажу по секрету, – он наклонился к Соколову и произнес вполголоса. – Есть серьезные свидетельства, что Шифф посетил Екатеринбург как раз в середине июля. С инспекционной целью. Лично контролировал процесс расстрела Романовых и сокрытия следов преступления. Свидетели говорят о таинственном еврее, которые ездил все те дни с цареубийцами из города в лес и обратно.

– Ну, вот видите! – воскликнул Соколов. – Все сходится. И вы сами подтверждаете! Именно Шифф больше всех вложил денег в русскую революцию 1905 года в надежде, что она сметет монархию. Не вышло. Плохо рассчитал. Зато незадолго до войны Шифф напрямую потребовал от государя наделить наших евреев не только всеми правами и свободами, которые имели все подданные империи. Он имел наглость настаивать на дополнительных льготах. Освободить евреев от службы в армии, почти ото всех налогов – всё не упомню. Самое постыдное в этой истории то, что и Распутин хлопотал перед императором о том же. Правда, льгот не требовал. А ведь считался старцем православного исповедания. И пошел в услужение всемирному синедриону! Когда же государь отказал наглецам, Распутин утёрся. Доказывал потом, что для него евреи не иноверцы, а, прежде всего, люди. И ничуть не хуже и не лучше русских людей. Заповедал весь Спаситель…

– «…Елице бо во Христа крестистися, во Христа облекостися, несть иудей ни еллин, несть раб ни свободь, несть мужеский пол ни женский…», – с удовольствием процитировал Дидерикс. – Апостол Павел. – И уточнил: – Но это только для тех, кто примет христианство.

– Да-да… – нетерпеливо подтвердил Соколов. – А вот Шифф в ответ поклялся вызвать в Российской империи революцию, которая уничтожит династию. Монархию вообще. И слово сдержал. Так что до сих пор ни кадеты, ни эсеры с октябристами объяснить не могут, какая политическая сила раздула в феврале революционный пожар. Никто из них не лезет в отцы переворота. А соблазн бесплатно прославиться ох, как велик! О большевиках вообще молчу. К Февралю они практически отношения не имеют. Мало того, и Ленин, и его свита утверждали всего за несколько дней до переворота: если и произойдет революция в России, то только после их смерти. Так высоко они оценивали прочность политического устройства в России. Их мечта не простиралась дальше одновременного выступления всех социалистов в Европе против своих правительств точнее, против войны, за всеобщий мир без аннексий и контрибуций. Так что деньги Шиффа плюс исполнение английской разведки – и мы получили сначала убийство Распутина руками таких негодяев, как великий князь Дмитрий Павлович, князь Юсупов, думский шовинист Пуришкевич… И через пару месяцев – революцию. В разгар войны! Любая революция во время войны везде и во все времена неизбежно ведет к полному слому государственного строя. Какой дурак мог в таких обстоятельствах надеяться на победу в войне?

– Многие надеялись, – заметил Дидерикс.

– Да, – согласился Соколов. – Много в России кретинов. Особенно, среди профессоров и публицистов. И среди высокопоставленного чиновничества. Вот вам практика. Всё, что Шифф пообещал, сделал. И поэтому… – теперь Соколов раздражался все больше, и скрипел фальцетом все пронзительнее. – Да посмотрите на состав Временного правительства – все масоны! Все! Кроме Милюкова, правда... И потому, сколько бы возражений против Нилуса ни строили, допустим, вы, генерал, или любой другой толковый и порядочный человек, вы меня не переубедите. Я уверен, что убийство государя и семьи осуществили те же силы, которые расправились с Бурбонами полтора века назад. Тогда расправа носила явно ритуальный характер, такой же она должна быть и сейчас. Но, возможно, перед вами сейчас сидит все-таки сумасшедший. Извините.

– Вот с вашим последним утверждением я согласиться не могу! – заявил Дидерикс. – Но точно так же не могу понять, почему вы не верите, что Романовых передали Германии? Об этом все газеты пишут.

– Не все, – возразил Соколов. – Но пусть бы и все… И что это доказывает? Только тот факт, что руководят газетами и пишут в них люди, в высшей степени лживые или невежественные. Давайте, Михаил Константинович, допустим на минутку, что передача Романовых немцам состоялась. Но как так вышло, что после 17 июля и по сей день никто семью Романовых не видел? В сборе или по отдельности. В первую очередь, встретить и увидеть государыню Александру Федоровну с детьми должны родственники в Дании, где пока еще здравствует вдовствующая императрица Мария Федоровна – свекровь и бабушка. Там же, в Дании, живут обе тетки детей государя – великие княгини Ольга Александровна и Ксения Александровна. Не иголки в сене – мать с пятью детьми из кровавой Совдепии спаслась! Большая семья. И никто не видел! Хоть в замочную скважину. Хоть одного. А ведь какая сенсация для всей мировой прессы! Не странно ли?

Дидерикс беззвучно хлопнул несколько раз в ладоши.

– Великолепно, – заявил генерал. – Бьете наповал. Даже если бы я и захотел, то не смог бы вам возразить.

Он вышел из-за стола и зашагал по комнате, быстро поворачиваясь у двери и потом у стола. Остановился перед Соколовым и заговорил совершенно другим тоном – серьезным и даже чуть взволнованным:

– Скажу вам откровенно Николай Алексеевич. Даже я, кого Верховный правитель назначил осуществлять общий надзор за следствием, не сразу увидел двойную игру следователя Сергеева. Он потратил уйму времени и казенных средств, чтобы в итоге сделать невероятный вывод: «Исследованная область не исследована».

– «...Трупы Романовых не найдены, хотя утверждают, что они здесь», – докончил Соколов. – Он мне сказал то же. В самом деле... удивительный вывод, чтоб не сказать резче... Как говорят в наших кругах, юридически ничтожный. Профессиональный следователь не может оперировать такими формулировками. Однако же что-то подвигло его к такому заключению. Ну, вот видите, Михаил Константинович, не хотелось мне давать отзыв о работе коллеги. Как-то само вышло.

– Очень хорошо, что вышло. Итак, обнаружилось нечто принципиальное: Сергеев – выкрест. К сожалению, я об этом узнал слишком поздно. Тайным юдофилом оказался наш Сергеев. Версию ритуального убийства он даже не рассматривал. Хуже юдофилов могут быть только малороссийские сепаратисты, выкормыши красных иудеев типа товарища Троцкого.

Соколов искоса посмотрел на генерала.